О сайте
Музеи СПб
Музейному профессионалу
Новости, афиша, анонсы
Газета "Все музеи"
Обратная связь
 
 
 
 
 
Музейные организации СПб и Ленобласти Музеи в Internet
Новости

     

    Санкт-Петербургские ведомости

    Выпуск  № 110  от  18.06.2010
    Как «Секрет» «Аврору» победил

     

    С тех пор парусник из повести Александра Грина стал символом ленинградского-петербургского праздника выпускников

    Нынешние выпускники школ считают «Алые паруса» тем городским праздником, который, что называется, «был всегда». Примерно как 1 Мая. И отчасти с ними можно согласиться, потому что у него действительно весьма зрелый возраст – сорок два года.

    Родился он в Городском дворце пионеров на Невском проспекте, известном ныне как Дворец творчества юных. В его недрах мы и отыскали уникальных свидетелей самых первых «Алых парусов».

    Итак, далекий 1968-й... Лидия Петровна БУЛАНКОВА к тому времени уже десять лет работала во Дворце пионеров. Она и сейчас там работает
    и является главным хранителем всех дворцовых традиций. А тогда Лидия Петровна была заместителем директора и в составе «могучей кучки» вместе со своими коллегами из массового отдела придумывала этот праздник...

    – До 1968 года все праздники выпускников проводились по районам, – вспоминает Лидия Петровна. – Дворец пионеров находился в ту пору на территории Куйбышевского района – сейчас такого названия уже нет на карте административного деления города, и мы организовывали районный праздник в саду Дворца пионеров.

    Программа была стандартной. В официальной части председатель Исполкома райсовета, представители Городского отдела народного образования и общественности произносили с балкона дворца напутственные слова выпускникам, в неофициальной – предлагался концерт и недолгое гулянье.

    И однажды нас – Галину Михайловну Чернякову, директора дворца, и меня, ее заместителя по политмассовой работе, – вызвали в Городской отдел народного образования и сказали: «Есть мнение, что необходимо организовать общегородской праздник выпускников. Поэтому вам, специалистам по детским массовым мероприятиям, дается задание подумать, как бы это могло быть. Подумайте и доложите».

    Мы вернулись во дворец, собрали всех своих самых творческих людей, а таких и тогда, и сейчас у нас всегда было достаточно, ну и сели думать...

    Надо сказать, что к тому времени среди выпускников уже существовала традиция гулять вечером в день получения аттестатов по невским набережным. Поэтому мы сразу решили, что основное действие должно происходить именно там. И выбрали отрезок набережной от Медного всадника до Летнего сада.

    Но мы, люди с огромным многолетним опытом работы с детьми и подростками, прекрасно понимали, что ребят во время праздника непременно надо чем-то занять. Если предложить им банальную роль пассивного зрителя, то никакое, даже самое яркое и красочное, зрелище все равно не удержит надолго их внимание. Кто-то начнет отвлекаться или скучать, будет заниматься другими какими-то делами, а это очень нежелательно и – главное – небезопасно. Все-таки рядом река, а вокруг огромное скопление народа...

    Поэтому мы решили, что через каждые 100 метров на прилегающей к набережной территории устроим для ребят развлекательные «точки» – аттракционы, площадки для выступлений артистов, танцев под живой оркестр, проведения смешных несложных конкурсов, в которых можно было бы поучаствовать индивидуально или всем классом и получить приз.

    Призы, кстати, были очень оригинальные – катание на речных трамвайчиках по Неве или на такси по ночному Ленинграду. Мы рассчитывали на то, что за такие награды ребята будут бороться. И не ошиблись: от желающих участвовать в конкурсах отбоя не было.

    Конечно, между выпускниками конца шестидесятых и нынешними огромная разница. Было совсем другое время, другая идеология, другие возможности, знания и воспитание – все было другое. Поэтому многие развлечения, которые мы предложили тогда ребятам, сейчас, наверное, могут показаться несколько наивными. Но это сейчас, а тогда...

    Тогда стоило только кинуть клич: «Ну-ка давайте посчитаем, сколько весит весь ваш класс? Если наберете тысячу килограммов – приз ваш!». И ребята начинали быстренько собирать одноклассников, спрашивать, кто сколько весит, записывали, считали-складывали и, если подбирались к заветной цифре, выстраивались в очередь к стоящим тут же медицинским весам и дружно переживали: получится или не получится?

    Или по такой же схеме предлагалось измерить рост класса: «Дотянемся до километра?». И опять все дергали друг друга, считали, бежали к ростомеру. Силу класса выжимали: «Тонну наберем?»...

    На одной площадке стояла трехлитровая банка с орехами, и нужно было сосчитать, сколько их там. Кто ближе всех подбирался к истине, получал приз. На другой – предлагалось угадать имя большой-большой куклы. И вот все прыгают вокруг ящичка, в который нужно опустить бумажку с именем и номером школы, гадают, ищут свободный карандаш или ручку... Выигрывала школа, чьих учащихся, правильно назвавших имя куклы, оказывалось больше всего. А куклу тайком нарекали новым именем. Имена, кстати, придумывали по тем временам весьма необычные: Матрена, например, Серафима, Аглая...

    Аудиотехника в те годы была редкостью, так что на музыкальных и танцевальных площадках звучала живая музыка. Танцевали под оркестр, пели под баян или аккордеон. И тут тоже были свои конкурсы. То нужно было всем классом танец какой-нибудь станцевать, то дружно песню спеть – всю, целиком, с первого до последнего куплета. Смешно: начинали обычно бодро – первые куплеты все знали, а вот дальше...

    Танцевать и тогда любили, но проблема была в том, что не каждый юноша осмеливался пригласить на танец девушку. Это сейчас танцы такие, что не требуют пар, а тогда была совсем другая культура. Но всем очень хотелось бесплатно покататься по Неве на трамвайчике, поэтому преодолевали стеснение, робость – и пели, танцевали, читали стихи.

    В Летнем саду у памятника Крылову вспоминали басни: от первой до последней строки непременно нужно было прочесть, чтобы получить приз.

    Одним словом, наша самая главная задача была занять детей чем-то интересным, веселым, организовать их, вовлечь в какое-то действие. И, в общем, нам это удалось.

    Нам сейчас трудно представить себе, как можно организовать полноценный городской праздник из очень небольшого набора средств и возможностей. Ведь тогда не было ни мощных усилителей звука, ни огромных экранов, на которые транслируется действие, ни суперсовременных световых эффектов. Да, парусник сопровождал по Неве луч какого-то военного прожектора, но разве можно сравнить этот свет с сегодняшними лазерами?

    На нынешних праздниках с людьми работает техника, а тогда с людьми работали люди. Это было общение на другом расстоянии – близком, и оно требовало от организаторов, от тех, кто работал непосредственно на площадках, особого, ювелирного, искусства собирать вокруг народ – зрителей, участников, вовлекать их в действие и делать это задорно, весело, интересно.

    Нас было человек тридцать – тех, кто придумывал и проводил мероприятия первого городского праздника выпускников. Это была настоящая профессиональная команда, которая организовывала все детские праздники во Дворце пионеров, знаменитые городские новогодние елки.

    Во дворце работал, например, совершенно уникальный человек Владимир Федорович Смирнов. Его должность называлась массовик-затейник, но ничего общего со стереотипом «два прихлопа – три притопа», который стал благодаря всяким фильмам предметом насмешек, он не имел. Это был культурнейший, интеллигентнейший человек, которому поручали проводить массовки с самыми высокими гостями дворца – а тогда таких гостей было много. Когда Владимир Федорович – высокий, стройный, подтянутый, выходил в наш танцевальный зал, он казался человеком из того времени, когда в Аничковом проводились царские балы. Он был олицетворением непреходящей какой-то культуры поведения, общения, внимания.

    Кстати, носителями этой особой, во многом воспитанной дворцом, его историей, интерьерами, культуры были очень многие сотрудники. И мы постарались перенести традиции наших дворцовых праздников в город, в интерьеры невских набережных. Поэтому все те игры, потешки, конкурсы, которые мы проводили, были – да, веселыми и зажигательными и лишенными даже намека на пошлость.

    Помню, сидели придумывали название праздника. Раз действие происходит на Неве, значит, надо придумать что-то, что связывало бы его с рекой, с водой. А с Невой напрямую связан только крейсер «Аврора». Да, символ города, но как-то... не к данному случаю... Полтора десятка человек ломали головы над названием не один час, и вдруг кто-то предложил: «А давайте назовем его «Алые паруса»?». И все эту идею с удовольствием подхватили!

    И заказали мы корабль-парусник, сшили в мастерских, которые располагались тогда на территории Петропавловской крепости и обслуживали всякие праздники, настоящие алые паруса и необходимые для представления костюмы. И придумали такой сценарий: от Петропавловской крепости по сигналу отплывал катер, на котором стояли выпускники – девушка и парень и держали в поднятых руках, прямо как мухинская скульптура, горящий факел. Катер проносился по Неве до Стрелки Васильевского острова, причаливал, юноша и девушка вручали факел выстроившимся у Ростральных колонн курсантам, а те поднимались наверх и зажигали факелы на колоннах. Этот момент считался официальным началом праздника. На часах было 23.00.

    Вспыхивали огни, и из-за Кировского моста выплывал парусник с алыми парусами, на котором стояла Ассоль. И все это действо было очень красочным, необычным, нарядным и, в общем, недолгим. Затягивать действие на воде не имело смысла: необходимо было учесть, что видна вся эта красота только тем, кто стоит на набережной или на мосту в первом-втором ряду – остальные подпрыгивают, если хотят что-то увидеть, или начинают забираться на Эрмитаж, на парапеты – куда только возможно. Или бросают свои попытки что-либо увидеть и отвлекаются на что-то другое.

    Начальство города приветствовало выпускников с балкона Зимнего дворца.

    А после того как проплыли алые паруса, опять продолжилось гулянье. В два часа ночи все закончилось. Газеты писали, что в тот год окончание школы праздновали на Неве 25 тысяч человек...

    На следующий день мы с трепетом ожидали вердикт главного эксперта всех городских мероприятий – милиции. Она докладывала руководству города: «Праздник прошел нормально, никаких хулиганских проявлений зафиксировано не было». И мы выдохнули: все в порядке, все довольны. Думаю, что и у ребят – выпускников 1968 года тоже осталось от праздника хорошее впечатление.


     


     

    Все было здорово, но только жали туфли


     

    Мария БАСИНА, нынешний пресс-секретарь Дворца творчества юных,
    а тогда – шестнадцатилетняя выпускница 507-й школы Московского района
    вместе со своими одноклассниками тоже была в ту летнюю ночь на Неве...

    – Было прохладно, это я хорошо помню, – рассказывает Мария Иосифовна, – потому что мы очень хотели пойти на праздник нарядными – в выпускных платьях, а вместо этого после получения аттестатов пришлось вернуться домой, одеться потеплее и ехать на Неву уже не такими красивыми. Правда, я все равно надела новые туфли на каблуках, и вы не представляете, как намучилась, когда ночью, уже после праздника, мы возвращали с Невского в свой Московский район пешком! Пришла буквально без ног!

    Поскольку праздник проводился в первый раз, учителя, которые нас сопровождали, страшно боялись, что мы разбежимся и потеряемся. Поэтому нас старались держать кучкой, классом, – так мы и ходили все вместе от одной площадки к другой. Играть, петь, танцевать по одному нас не очень-то, помню, отпускали. Ведь это был для нас едва ли ни первый выход ночью в город, в центр. Это сейчас, наверное, кажется странным, потому что не только нынешние выпускники, но и школьники порой гуляют по ночному городу.

    Хорошо помню площадку возле Адмиралтейства у Дворцового моста – там плясали и пели ребята, а мы с одноклассниками уже прилипли к парапету и ждали, когда поплывет парусник с алыми парусами. Ждали, честно говоря, с замиранием сердца, потому что могли только фантазировать, как это будет. Ведь этого привычного нынче образа-символа праздника у нас тогда еще не было – все было впервые и для нас, и для него.

    А парусник был очень красивый. Он просто плыл под какую-то музыку в луче прожектора с натурально алыми, а не подсвеченными красным парусами, и это было совершенно завораживающее зрелище.

    Не помню точно, в каком конкурсе мы всем классом участвовали, но приз – катание на речном трамвайчике по ночной Неве под разведенными мостами – мы точно получили. И это тоже было для нас совершенно необычным путешествием. Ведь в те годы родители выпускников не скидывались по десять тысяч на классный праздник, не заказывали для ребят автобусы, кораблики и столики в ресторанах... Все было скромнее и проще. Поэтому самые простые и, наверное, естественные в нынешние времена вещи воспринимались нами с восторгом!..

    ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

    Записала Анна СНЕЖИНА

    Источник:

    http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10267242@SV_Articles

Бытовая техника и электроника. Велосипеды подростковые. Ежедневная доставка.